Глеб Загорий и его аферы, убийства, рейдерства. Вся правда о нардепе

Нардеп Глеб Загорий и монополизация фармрынка Украины: что позволили «кошельку»
Личное лобби. Нардеп Глеб Загорий получил разрешение на уничтожение конкурентов
Глеб Загорий и его аферы, убийства, рейдерства. Вся правда о нардепе
Регионал-порошенковей Глеб Загорий убивает миллионы украинцев
Рейдер-аферист с замашками монополиста. Глеб Загорий и его империя на крови

Нардеп Глеб Загорий, один из главных игроков на фармацевтическом рынке Украины, сегодня имеет все возможности в ближайшее время монополизировать этот сегмент экономики и медицины. Благодаря годами отработанной схеме вместе с бывшими регионалами, Загорий сегодня вплотную подошел к тому, чтобы не только физически, но и на законодательном уровне уничтожить конкурентов и поработить миллионы украинцев.

Глеб Загорий и уголовные махинации вокруг БХФЗ

Вот уже третий год продолжается акционерный конфликт между ПАО “Научно-производственный центр “Борщаговский химико-фармацевтический завод” (БХФЗ) и ЧАО “Фармацевтическая фирма “Дарница” (Дарница). На сегодняшний день это самый заметный бизнес конфликт на фармацевтическом рынке Украины.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на kordon.org.ua
Дарница приобрела около 30% акций БХФЗ на аукционе весной 2015 года. Продавцом выступал Киевсовет. Отношения между новым акционером и менеджментом БХФЗ не заладились с самого начала. Очевидно, на то были веские причины, пишет Лента.
Менеджмент БХФЗ обвинял Дарницу в попытках недружественно поглотить БХФЗ. Такие обвинения, видимо, не были лишены оснований, поскольку Дарница является крупным игроком украинского фармрынка. Кроме того, что Дарница была конкурентом БХФЗ, Дарница стала еще и крупным акционером БХФЗ, претендующим на участие в управлении бизнесом.
Также, руководство БХФЗ публично обвиняли Дарницу Глеба Загория (бенефициарный собственник Дарницы) в оказании давления и рейдерстве. Действительно, Глеба Загория можно отнести к эпатажным, и даже к одиозным, личностям. Но в своих публичных заявлениях представители БХФЗ не указывали что конкретно они имеют в виду под давлением и рейдерством.
Со своей стороны, Дарница высказывала в адрес менеджмента БХФЗ обвинения в непрозрачной финансовой деятельности. Звучали также обвинения в финансовых злоупотреблениях. Из реестра судебных решений видно, что Дарница и БХФЗ прошли через ряд споров о допуске аудиторов, предоставлении финансовой документации и т.д. Не беремся судить насколько обоснованы претензии Дарницы о непрозрачности финансов БХФЗ. Но не будем забывать, что непрозрачность корпоративных финансов характерна для многих украинских компаний. В августе 2017 года органы прокуратуры провели обыски на БХФЗ. Правоохранители хотели получить доступ к финансовой документации БХФЗ за период 2016-2017 годов.
С момента покупки акций в 2015 году и до весны 2018 года акционерный конфликт имел формы мелких споров в административных судах и взаимных обвинений в СМИ. Однако в марте 2018 года руководство БХФЗ инициировало ряд судебных процессов против Дарницы и Киевсовета с целью признать недействительной покупку Дарницей акций БХФЗ.
И вот, после некоторого затишья, новые события вокруг БХФЗ. От источников в правоохранительных органах нам стало известно о новом уголовном деле, касающегося БХФЗ. На этот раз, речь, предположительно, идет о хищении средств компании через завышение закупочных цен на импортное фармсырье, с выводом незаконно присвоенных денег на зарубежные банковские счета. На протяжении многих лет БХФЗ закупает фармацевтические ингредиенты для производства лекарственных средств у немецкой компании Farmaplant Fabrikation Chemischer Produkte GmbH, офис которой расположен в Гамбурге, но которая также имеет представительство в Украине. По данным наших источников, менеджмент БХФЗ заключал контракты о покупке фармингредиентов у Фармапланта по завышенным ценам. А немецкий поставщик платил «откаты» на счета руководства БХФЗ в швейцарском банке PKB Privatbank. В схемах также фигурируют британская оффшорная компания Metabay Import/Export Limited и швейцарская финансовая компания PrivaxisServices S.A.
Как следует из публичных источников, оффшорная компания Metabay Import/ExportLimited принадлежит семье Безпалько, которые контролируют часть акций БХФЗ и менеджмент компании. На сегодняшний день, Николай Безпалько является главой наблюдательного совета БХФЗ, а его супруга Людмила Безпалько была бессменным гендиректором предприятия с момента его приватизации еще в 90-х до февраля 2018 года. Их дочь, Ирина Ржепецкая управляет внешнеэкономической деятельностью БХФЗ. Именно Ирина Ржепецкая фигурирует в публичных реестрах как владелец компании Metabay Import/Export Limited. Судя по всему, на счета именно этой компании немецкий поставщик платил «откаты», суммы которых исчисляются миллионами долларов США.
Роль швейцарской компании Privaxis ServicesS.A. не совсем понятна. Возможно, эта фирма предоставляет оффшорные и банковские услуги семье Безпалько за рубежом. Номинальным директором Metabay Import/Export Limited является швейцарский гражданин Пьер де Мерей (Pierre de Merey), который связан с PrivaxisServices S.A.
Наши источники не сообщают, кто именно инициировал новое уголовное дело. Не исключено, что это уголовное дело инициировала Дарница. Интересно то, что схема по вымыванию денег из БХФЗ работала на протяжении многих лет, еще со времен, когда БХФЗ частично находилась в муниципальной собственности. Поэтому гипотетически, претензии в адрес менеджмента БХФЗ могут быть не только со стороны Дарницы, но и со стороны муниципальных властей Киева.
К чему приведет уголовное дело по БХФЗ, неизвестно. Также как неизвестно, чем закончатся судебные споры вокруг БХФЗ. Мы не даем оценки компаниям и людям, а также их действиям. Но происходящее вокруг БХФЗ довольно ярко отражает симптомы украинского фармбизнеса и методы конкурентной борьбы на этом непростом рынке.

ТОП-7 афер коррупционера, рейдера и мошенника Глеба Загория

На фоне активной борьбы с коррупцией, в виде обысков и расследований со стороны НАБУ, СБУ, САП и даже Военной прокуратуры, смущает тот факт, что пока никак не затронуты интересы коррупционера, рейдера и главы фарммафии Глеба Загория. Безусловно, прижать к ногтю махинатора такого масштаба сложно, но и поводов он дал немало. Не говоря уже об убытках, которые он принёс государству, успешно лоббируя госзакупки в пользу своей компании.
Депутат и фактический владелец компании «Дарница» не первый год и любыми доступными методами пытается установить монополию на рынке лекарств, лишая нас, как более качественных, так и более дешевых аналогов медпрепаратов, которые производят мощности его предприятий.
Давайте рассмотрим ТОП-7 его коррупционных, афер и других преступлений
На седьмом месте: Уклонение от налогов
Чтобы увеличить своё и так немалое благосостояние Загорий использует разные методы и одним из базовых стало уклонение от уплаты налогов.
«Главная компания Глеба Загория «Дарница» систематически осуществляет баснословные денежные транши на счета каких-то неприметных и никому не известных фирм. Впрочем, сам Глеб Загорий не очень умело скрывает все эти теневые схемы. Компании-однодневки под его контролем получают огромные гонорары за странные услуги по исследованию состояния рынка и определению гражданского мнения», - говорится в расследовнии.
Это также объясняет и то, почему Загорий так печется о судьбе Насирова. Уж очень ему не хочется, чтобы была раскрыта конфиденциальная информация о схемах ухода от налогов, которые использовала «Дарница».
На шестом месте: Покупка «крыши» в лице Луценко
Наворовал депутат от БПП Глеб Загорий предостаточно, потому в вопросах установления полезных связей не мелочится. К примеру, чтобы получить достойную размаха злодеяний «крышу», он без проблем выручил своего однопартийца – а нынче самого генпрокурора - Юрия Луценко. Помните, был скандал, связанный с тем, что у семьи и лиц, приближенных главе ГПУ, обнаружили недвижимости на 5-6 миллионов долларов. Это не очень вписывалось в образ радетеля интересов простых граждан, скандал набирал обороты, а потом стих. Стих он не просто так – недвижимость внезапно перешла во владение Загория - он просто выкупил все у фактического владельца (подруги семьи Луценко Светланы Рыженко), а всю историю представил, как банальный возврат долга.
На пятом месте: Рейдерский захват БХФЗ
Одной из жертв поглощения (читаем, рейдерского захвата) стал Борщаговский химико-фармацевтический завод. Связи в КГГА (и откаты) помогли Загорию за бесценок (относительно рыночной стоимости) выкупить акции завода. Простые цифры: конкурент Загория предлагал 400 млн.грн а депутату от БПП, а «чипидейлу» Луценко в итоге отдали… за 200 млн.грн. Дальше в ход пошли дедовские методы из 90-ых: угрозы и давление на миноритарных акционеров.
«Все думали, что Загорий хочет заполучить БХФЗ, чтобы попросту «добить» его (завод пересекается с «Дарницей» по группам препаратов). Но он, наоборот, полон идей по увеличению производства на Борщаговке, чтобы быстрее отбить свои вложения», - рассказал один из аналитиков рынка, описывая ситуация, когда происходил отжим производства.
На четвертом месте: Госзакупуки для пенсионеров и ветеранов АТО
С госзакупками попотеть Загорию иногда приходится, хотя были у него и «золотые времена», когда замглавой Министерства здравоохранения была протеже олигарха - Александра Павленко. До высокого поста, она работала юристом на «Дарнице». Чтобы дополнить «флешрояль», напомню, что до прихода Супрун, Государственный экспертный центра МО возглавлял Иван Бавыкин, который числился помощником нардепа Загория . Пертурбации в ведомстве, безусловно доставили фарммафиози некоторый дискомфорт, но и тут он не растерялся, задумав «многоходовочку», как нажиться на госзакупках для пенсионеров и участников АТО. Не брезговал по дороге Загорий ничем, вплоть до сотрудничества с «Оппоблоком». Действительного, для такой масштабной аферы, необходима и поддержка в Раде и налаженные связи.
На третьем месте: Сотрудничество с ответственными за расстрелы на Майдане
и людьми причастными к расстрелам на Майдане. Впрочем, «идеологических врагов» Загория и Рабиновича, скорее, больше связывает, чем разделяет. К примеру, общие дела с Виктором Зубрицким – доверенным лицом одного из организаторов и исполнителей массовых убийств в центре столице зимой 2014-го – беглого министра внутренних дел Виталия Захарченко. Этого самого Зубрицкого Рабинович активного защищает от «политических преследований». Сейчас доверенное лицо экс-главы МВД скрывается в Москве от украинского правосудия.
На втором месте: покушение на убийство конкурента
Загория же с Зубрицким связывает две темные истории. Первая: попытка убийства конкурента Глеба Владимировича – Фили Жебровской, владельца фирмы «Фармак», в 2009 году. Следствие считало Виктора Зубрицкого организатором покушения на фармацевта. Глеб Загорий назывался среди вероятных заказчиков, об этом говорится в расследовании издания FromUA.
В общем, нет у Загория таких средств, которыми бы он не воспользовался в желании нажиться, и нет таких проектов, для которых он бы не собрал необходимую силу для лоббирования.
На первом месте: монополизация фармакологического рынка
При новой власти Загорий продолжает дело всей своей жизни - монополизацию фармрынка. Даже в новый закон медреформе он пытался втиснуть пункт, который бы запретил запретил рекламу лекарств. Таким образом он хотел подмят, чтобы выжить конкурентом. Также он пытался запретить или ограничить срок закупок зарубежных медикаментов. Даже при том хотя в Законе о медреформе речь шла о бессрочном режиме. Также Загорий блокировал в Верховной Раде законопроект о передаче закупок лекарств международным организациям и пропихивал своих людей через связи в правительстве. Самый скандальным стал случай с Иваном Бавыкином. Он известен тем, что Загорий пытался продвинуть подельника через конкурс на пост руководителя ГП «Государственный экспертный центр МОЗ Украины». Тогда «Центр противодействия коррупции» и БФ «Пациенты Украины» заявляли о наличии конфликта интересов, говоря о том, что через Бавыкина его покровители получают доступ к информации об инновационных препаратах и их испытаниях, что позволяет не пустить на рынок продукты-конкуренты, как это, в частности, было с литовским препаратом «Милдронат».
Проблема Загория для нашего общества, и нежелание её решать со стороны антикоррупционеров и правоохранителями в целом, заключается в том, что это уже не просто вопрос денег и воровства из бюджета - это вопрос здоровья людей. Людей, которые меньше всех защищены социально, и тех, которые рискуя своей жизнью, защищают нас от страны-агрессора. Можно смело предположить, что и на закупках, к примеру, медпреппаратов для детей, Загорий без всякого стеснения будет продвигать продукцию своей компании, не заботясь о последствиях.
Вывод простой: тот день, когда антикоррупционеры и правоохранители предметно займутся Загорием и призовут его к ответу – можно будет считать поворотным для украинской фармокологии и борьбы с коррупцией. И, возможно, это день не так уж и далёк. Кредиторы, в частности МВФ, всё жестче требуют реальной борьбы с коррупцией. Да и выборы не так уж далеки, а очки власти зарабатывать надо.

Глеб Загорий и Раиса Богатырева: Фармацевтическая мафия в лицах

Существует поговорка, что здоровье — бесценно. Увы, но это не так, цена здоровью каждого существует, и она вполне реальна. Это деньги, которые государство тратит на здравоохранение ежегодно, деньги пациентов за лечение в частных и государственных больницах, наконец, деньги за лекарства, приобретаемые в аптеках.
Все вместе в масштабах страны это выливается в сотни миллиардов гривен, легальных и не очень. Только государственный бюджет Украины на 2018 год предполагает расходы государства на здоровье украинцев в размере 112,5 млрд. грн.
Естественно, что такие средства не могут пройти мимо «заинтересованных в их освоении» лиц, которых ласково именуют «фармацевтической мафией». В отличии от навязываемого и даже в чем-то привычного образа мафии, состоящей из крепких молодцов с оружием, фарммафия состоит из вполне солидных и уважаемых людей, занимающих высокие посты — руководители фирм, народные депутаты, министры. И именно это делает их особенно опасными, способными на почти «законных» основаниях распылять миллиарды бюджетных гривен.
Наценки на фармрынке в 200-300% — норма
«Зарабатывать» в системе здравоохранения можно по-разному. Мы не говорим сегодня о нескольких сотнях гривен, отдаваемых врачам за правильный диагноз и адекватное лечение или монопольный сговор с целью поднять цены на лекарства на фоне какой-нибудь очередной новой болячки вроде атипичной пневмонии или свиного гриппа.
Речь пойдет о куда более тонких способах заработка, когда за один раз можно «заработать» миллионы и десятки миллионов гривен.
Несмотря на уже принятую в стенах Верховной Рады медицинскую реформу, которой предлагается отменить бесплатную медицину, оставив лишь некий «социальный минимум» за счет госбюджета, совсем без медицинской помощи держава украинцев не оставит. Правда, не всех.
Согласно принятому ранее законодательству, государство продолжит финансировать лечение разного рода льготников, которые получают помощь в больницах. Правительство закупает за счет бюджета оборудование и медпрепараты, необходимые для лечения ВИЧ-инфицированных, больных туберкулезом, онкологическими заболеваниями, гемофилию и ряд прочих.
Например, в 2017 году на закупку лекарств для льготных категорий было выделено 5,9 млрд. грн. Разумеется, все эти лекарства, как и другие, а также различное оборудование для учреждений здравоохранения, государство приобретает на открытых тендерах, участники которого должны предлагать качественный товар по доступной цене.
На практике же все традиционно решают связи и способности участников тендера лоббировать свои интересы, причем используются для последнего зачастую те же государственные деньги, за которые приобретаются лекарства и оборудование.
Особенно ценятся тендеры по закупке медицинского оборудования: суть проста — если заменить пару элементов и деталей на аппарате, можно превратить его в уникальный по своей стоимости. Завышение стоимости медицинского оборудования превышает зачастую 200-300%, а сумма одной сделки, например, по закупке ускорителя частиц для лучевой терапии онкозаболеваний вполне может достигнуть нескольких миллионов долларов.
Тендера с лекарствами считаются менее прибыльными, но и тут наценка как правило не опускается ниже 100%.

Фарммафия в лицах: наше дело бизнес, а не политика

Разумеется, подобные схемы не могут существовать без участия высокопоставленных чиновников.
До 2014 года основными кланами в Украине считались: министерский — во главе с министром здравоохранения времен Януковича Раисой Богатыревой и «депутатский» — во главе с народным депутатом Украины и тогдашней главой парламентского комитета по здравоохранению Татьяной Бахтеевой.
За каждым из кланов стояли определенные фирмы, которые выигрывали на проводимых Минздравом тендерах. Так «базовой» структурой Раисы Богатыревой эксперты и СМИ называли ООО «Людмила-Фарм», учредителями которой являются Елена Миронова и Константин Грошев (последний и возглавляет компанию). В период с 2012 по 2014 год общая сумма выигранных ею государственных тендеров составила более 1,2 млрд. грн.
В феврале 2015 года Служба безопасности Украины сообщила о раскрытии коррупционной схемы, по которой пос­тавщики лекарств нанесли госбюджету ущерб почти на 1,3 млрд грн. По сообщению СБУ, изобличенный ею фармдистрибьютор декларировал в таможенных доку­мен­тах заведомо завышенные заку­почные цены (на 20-40% вы­ше реальных). Учитывая схожесть цифр, полученных на тендерах ООО «Людмила-Фарм», на фармрынке заговорили, что дело возбуждено именно по данной фирме. Впрочем, судя по отсутствию новостей, если это и было так, то свои проблемы компания успешно решила.
«Опорными» же структурами Татьяны Бахтеевой считали ООО «Медикалгруп-Украина» и ООО «Допомога-1», контролируемые братьями Фисталями — Владимиром и Германом, сыновьями известного донецкого врача Эмиля Фисталя.
Нардеп сделала ставку на сферу гемодиализа: пациенты, больные этим заболеванием, должны постоянно получать лечение, что приводит к масштабным расходам на покупку за счет государственных средств расходных материалов на его проведение.
Причем эта ставка работала и после ухода Януковича: в феврале 2016 года работники Управления защиты экономики (УЗЭ) Национальной полиции в городе Киеве разоблачили преступную схему хищения бюджетных средств, выделенных на закупку комплектов для проведения гемодиализа для больных киевлян на сумму 82 миллиона гривен. И тут не обошлось без братьев Фисталей и их коммерческих структур.
Впрочем, расследование ничего не дало, во всяком случае в ноябре 2017 года ГГА заключило договор о поставке 118 подъемных платформ для инвалидов-колясочников на сумму почти в 10 миллионов гривен с одной из фирм, за которой эксперты снова увидели руку братьев Фисталь и Татьяны Бахтеевой.
Как тут не сказать в адрес нынешних чиновников страны, готовых жить по-новому и по-европейски: «ничего личного и никакой политики — чистый бизнес».
Впрочем, имеют свой «кусок хлеба» на фармации не только министры и нардепы. Достается и рядовым экспертам Государственного Экспертного Центра, который решает, какие производители могут реализовывать свои препараты в Украине как соответствующие всем отечественным требованиям.
Например, специалист по инсулину и лекарствам от диабета Борис Маньковский, определяющий какие лекарства от диабета можно продавать в Украине, за 2014-2016 годы получил, по версии СБУ, свыше 4 миллионов гривен от производителей инсулина и лекарств для диабетиков.
На смену политикам на фармрынок пришли бизнесмены
Впрочем, далеко не одни только Раиса Богатырева и Татьяна Бахтеева были заинтересованы в выигрыше на тендерах лояльных к себе компаний. Имелись и другие, имена которых в октябре 2015 года в интервью изданию «Главком» назвал экс-гендиректор фармацевтической фирмы «Дарница», а ныне народный депутат от Блока Петра Порошенко Глеб Загорий.
По его словам, это компании, близкие к Петру Багрию, к Николаю Кузьме, к Андрею Лирныку, группа компаний «Людмила-Фарм».
Информацию нардепа журналисты дополнили еще одной фамилией — Борис Литовский.
«Золотая» троица «фармацевтической мафии» Украины, сменившей на тендерах фирмы «регионалок» Богатыревой и Бахтеевой, по мнению журналистов, выглядит следующим образом: Петр Багрий (ПАО «Ганза», ООО «Фармацевтические препараты регионов»), Борис Литовский (ООО «Нортон Украина» и множество других), Николай Кузьма (ООО «Укрмед»).
Бесспорным лидером по суммам освоенных «тендерных» средств в этом списке является Петр Багрий, начавший свою деятельность на фармрынке еще в начале 2000-х годов и во главе угла поставивший бизнес, а не политику. Во всяком случае он умудрялся дружить со всеми политическими командами, как оранжевыми, так и бело-голубыми, подтверждая свое реноме прежде всего коммерсанта, пусть и скандального.
Особенно показателен скандал с закупкой для Украины препарата «Тамифлю», который Багрий умудрился «продать» государству с 400%-й накруткой по 251 гривен. По стране, тогда как раз гуляла истерия вокруг свиного гриппа, в котором активно участвовала премьер-министр Юлия Тимошенко.
Стоит ли удивляться, что в 2014 году фирмы Багрия по данным СМИ заработали 478 миллионов гривен на государственных тендерах.
Примерно в одно время с Багрием на украинском фармацевтическом рынке появился Николай Кузьма, также обладавший умением находить подход к сильным мира сего от медицины. Его специализацией стали закупки за счет государственных средств медицинского оборудования. В том же 2009 году он также фигурировал в скандалах вокруг «героической борьбы» Юлии Тимошенко со свиным гриппом, продав передвижные лаборатории для диагностики «калифорнийского» гриппа по завышенным ценам через фирму ЧП «МБК». А также автомобили скорой помощи, которыми оказались малоприспособленные легковушки фирмы «Опель». По результатам махинаций со «скорыми» против директора его компании ТОВ «Укрмед» возбуждено уголовное дело в связи с нанесением ущерба государству. Несмотря на очередную смену власти, до сих пор Николай Кузьма пользуется славой человека, через которого можно решить любой вопрос в Минздраве. Об этом свидетельствует и наличие его имени в топ-листе бизнесменов, получающих тендерные деньги за медоборудование.
Любопытно, что в 2015 году он засветился в подготовке покупки за государственный счет бронеавтомобилей для МВД на сумму 500 миллионов гривен, судя по всему решив расширять сферу деятельности.
По сведениям журналистов, несмотря на довольно незначительные объемы выигранных тендеров, является одним из главных игроков на фармрынке, чьи связи в медицинских, политических и правоохранительных кругах трудно переоценить. На протяжении всех лет деятельности Бориса Литовского в Украине он пользовался покровительством высших чинов СБУ. Ему также удалось установить влияние на тогдашнего президента Виктора Ющенко через его дочь Виталину. Политико-административный капитал бизнесмен незамедлительно инвестировал в прибыль на рынке фармпрепаратов. Одним из способов ее извлечения стало получение эксклюзивных сертификатов на поставки на рынок ретровирусных и онкопрепаратов.
БПП-ДНРовский роман в фармацее
Упоминавшийся выше народный депутат Украины Глеб Загорий, раскрывающий имена главных победителей тендеров Минздрава, отнюдь не так чист, как ему бы того хотелось. Более того, своей скандальной репутацией он может поспорить с любым из вышеперечисленной тройки.
До своего избрания в народные депутаты Украины от Блока Петра Порошенко в 2014 году Глеб Загорий был гендиректором ЗАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» и формально переложил ответственность за бизнес на отца.
Понятно, что у нардепа просто не может не быть профессионального интереса к фармацевтическому бизнесу в Украине, еще в 2014 году оцениваемому минимум в 40 миллиардов гривен.
Загорий решил не размениваться на мелочи и сразу брать под контроль Минздрав, пристроив на должность заместителя к тогдашнему министру здравоохранения Александру Квиташвили своего человека Александру Павленко — дочку бывшего народного депутата Сергея Павленко. По образованию новый зам была юристом и запомнилась защитой интересов российской авиационной компании «Сибирь» в деле о «якобы» сбитом украинцами российском самолете ТУ-154 над Черным морем, впрочем, благополучно проигранном.
Главой же Государственного экспертного центра, того самого, эксперт которого за 3 года зарабатывает 4 миллиона гривен, стал бывший помощник Загория как нардепа Иван Бавыкин.
Впрочем, явный лоббизм Загорию не помог, так как в 2015 году в Минздраве провели внутреннее расследование обвинений в коррупции, министр Александр Квиташвили ушел в отставку, лишилась своего поста весной 2016-го и Александра Павленко.
Но и без того у Глеба Загория хватало схем заработка. Глеб Загорий может оказаться причастным к торговле медпрепаратами в самопровозглашенной ДНР.
Так, одним из главных игроков на фармрынке ДНР является ООО «Медикодон плюс» с сетью аптек «Аптека 003». В подконтрольном Украине Мариуполе зарегистрирована фирма с аналогичным названием и уставным фондом в 1000 гривен. В учредителях этой компании числится один из крупнейших донецких фармбизнесменов Павел Свистун, который по данным «112 Украина» совместно с партнером Сергеем Ходосом является теневым владельцем ООО «Медикодон плюс» в самопровозглашенной ДНР.
Некоторые журналисты предполагают, что партнером донецких бизнесменов может быть как раз народный депутат Украины Глеб Загорий, который якобы, в 2015 году приобрел аптечную сеть «Аптека 03», покрывающую 11 городов Украины и насчитывавшую 70 аптечных заведений. Выручка компании лишь за 2015 год исчисляется почти 700 млн. грн. Записана была сеть аптек на ООО «ТВА-Групп», после чего «доверенные лица» нардепа вошли в состав акционеров «ТВА-Групп».
Так что не исключено, что народный депутат Украины от Блока Петра Порошенко Глеб Загорий, помимо попыток подмять под себя фармацевтический рынок Украины, не прочь сделать это в самопровозглашенной ДНР, используя для этого партнеров – донецкий бизнесменов Сергея Ходоса и Павла Свистуна.
Слишком уж большие деньги крутятся в фармацевтическом рынке Украины и много соблазнов, чтобы упускать рынок лекарств и в Донбассе.

Нардеп-рэкетир Глеб Загорий убивает честных пенсионеров

Как известно нардеп-олигарх и собственник фармацевтической компании Дарница Глеб Загорий мошенническими и рэйдерскими действиями пытается обобрать чесных пенсионеров которые десятилетиями, а некоторые поколениями проработали на фармзаводе Дарница.
За тяжело и честно заработанные деньги люди купили квартиры в построенном компанией Дарница доме. Но уже 20 лет не могут получить от компании ордера на квартиры.
Нардеп Глеб Загорий вместе со своим отцом пытаются нажиться на бедных и честных ветеранах труда и через суд стремяться незаконно содрать с собственников квартир большие суммы денег ссылаясь на машеннические условия договора покупки квартир.
В договоре цена квартиры привязывалась к несуществующей валюте условные единицы.
Актуальная Правда проконтролировала очередные заседания апеляционрого суда Киева, где россматривались два дела по незаконным действиям семьи Загориев.
Понимая беосновательность своих претензмй преступники заявили, что продали свои права на долг пенсионеров финансовой компании Инвест Групп.
А эта компания замечена в финансовом партнерстве с компанией государств союзников Российской Федерации - Беларусии и исламской республики Иран .