Рахмон ждет звонка Путина или Медведева



Таджикский президент готов поторговаться с Москвой относительно судьбы осужденного российского летчика




Нет ничего неожиданного в том, как бурно отреагировала российская блогосфера на суровый судебный приговор, вынесенный в Таджикистане двум летчикам российской авиакомпании, обвиненным в «контрабанде». Впрочем, история с задержанием в марте этого года командиров двух экипажей АН-72, российского гражданина Владимира Садовничего и гражданина Эстонии Алексея Руденко, с самого начала выглядит весьма странной, если не сказать — загадочной. Не совсем ясно, почему российские дипломаты в Таджикистане только спустя два месяца после вынужденной посадки самолетов в Курган-Тюбе на юге Таджикистана узнали об этом происшествии. Объяснения, согласно которым таджикская сторона не уведомила об этом вовремя российское посольство, не выглядят убедительными: трудно поверить, что в Таджикистане можно было в течение столь длительного времени держать в тайне это чрезвычайное происшествие.



Следовательно, причина этого кроется в чем-то другом...



Не исключено, что некоторые таджикские чиновники уже весной, когда летчики и экипажи держались под домашним арестом в местной гостинице (членов экипажей позже отпустили), пытались каким-то образом договориться об урегулировании инцидента либо с представителями авиакомпании либо с другими российскими представителями. А когда это не удалось, летчиков взяли под стражу и дело получило огласку.



Как сообщает Интерфакс, глава российского МИД Сергей Лавров уже второй день пытается дозвониться до своего таджикского коллеги Хамрохона Зарифи, однако тот уклоняется от разговора. Это и понятно. Как утверждают осведомленные источники «Московских новостей» в Душанбе, там ждут другого звонка, от Дмитрия Медведева или Владимира Путина. Именно так, на самом высоком государственном уровне, лично Его Превосходительство (так в Таджикистане официально принято обращаться к президенту республики) Эмомали Рахмон хочет обсуждать это обыденное летное происшествие.



Чего хочет добиться этим таджикский лидер? Версии на этот счет разнятся — от использования дела летчиков в качестве разменной монеты в торге с Москвой по вопросу размещения в Таджикистане 201-й российской военной базы (РВБ) до желания отомстить «большому северному брату» за его поддержку позиции Узбекистана, противящегося строительству в Таджикистане высотной Рогунской ГЭС.



Выдвигаются и другие предположения. Согласно им Душанбе стремится продемонстрировать другим своим внешним партнерам, Вашингтону и Тегерану, независимость от Москвы и готовность противостоять ей в самых щекотливых ситуациях. Таджикское руководство, в частности, не скрывает своей заинтересованности в установлении особых привилегированных отношений с Соединенными Штатами, в том числе пытаясь заинтересовать их предложением использовать таджикскую территорию для расположения там американских военных инфраструктур.



Нет сведений, что в ходе недавнего визита в Душанбе госсекретаря США Хиллари Клинтон данная тема обсуждалась, но нельзя и исключать этого...



Наконец, есть и другое объяснение необычайно жестких решений таджикского суда, приговорившего летчиков российской авиакомании к 8,5 года лишения свободы. Эмомали Рахмон, находящийся у власти в Таджикистане уже почти 20 лет, оказался особенно восприимчив к событиям «арабской весны», снесшей в нынешнем году одного за другим диктаторов в нескольких странах. Не секрет, что Таджикистан и его правителя называли одними из первых возможных адресатов новых революционных потрясений уже на постсоветском пространстве.



Рейтинг Рахмона сильно пострадал в результате этих событий не только за пределами Таджикистана. Фронда нынешнему таджикскому режиму внутри страны нарастает и инцидент с летчиками мог быть использован властями Душанбе для улучшения своего имиджа среди соотечественников, части населения может льстить решимость Рахмона бросить вызов Москве.



Однако очевидно, что сиюминутные пропагандистские дивиденды, извлеченные Душанбе из этой истории, аукнутся в итоге серьезными проблемами в отношениях с Россией, где живут и работают сотни тысяч таджикских трудовых мигрантов. Веер ответных мер, имеющихся в расположении российских властей, беспрецедентно уязвленных нынешней летно-судебной историей, может оказаться слишком дорогой платой за краткосрочный взлет рейтинга Его Величества Рахмона.



www.mn.ru