“Укоренившаяся легенда о «спасителе Сусанине» явственно отдает извращенностью”. Лабиринтами истории « Хроніки та Коментарі


В любом учебнике написано про подвиг Ивана Сусанина, про то, что он «погиб поздней осенью 1612 года», что он «спас царя», что он «погиб, убитый врагами, но и они нашли свою смерть». Имя Сусанина, который «завел польское войско в дремучий лес и погиб, замученный озверевшими иноземцами», давно стало нарицательным. Так чего же тут не так? Казалось бы, все предельно ясно и понятно…

Об этом сообщает THE Люди


Во-первых, дата. Если подвиг был совершен осенью 1612 года, то тогда Михаил Романов ещё не был избран царем. Если Сусанин совершил свой подвиг, защищая просто своего юного барина и его мать, то это же все равно пример самопожертвования, «подтверждающий незыблемость патриархальных ценностей и устоев русского общества».


Предположим, что подвиг был совершен в 1613 году. Тогда на московском троне уже восседал Михаил Федорович, первый государь из рода Романовых.


Принято считать, что Иван Сусанин случайно попался навстречу польско-литовскому отряду, задачей которого было захватить Михаила Федоровича. Произошло это в лесу около костромской деревни Домнино, где царь тогда находился со своей матерью. И Иван Сусанин, крестьянин из Домнино (ныне в Сусанинском районе Костромской области), отправил родственника предупредить царя, а сам повел поляков якобы короткой дорогой…


О жизни Ивана Сусанина в точности не известно практически ничего. Он был крепостным дворян Шестовых, проживавших в селе Домнино (примерно в 60 верстах к северу от Костромы). Некоторые уверяют, что он был не простым крестьянином, а вотчинным старостой. Позже некоторые авторы стали именовать Сусанина приказчиком (посельским), управлявшим домнинской вотчиной Шестовых и жившим в Домнине при боярском дворе.


Действительно, поздней зимой 1613 года царь Михаил Романов и его мать инокиня Марфа (в миру – Ксения Иоанновна Романова, до брака – Шестова) «были на Костроме». Узнав об этом, польско-литовский отряд попытался отыскать дорогу к селу, чтобы захватить юного Романова. Недалеко от Домнина враги встретили Ивана Сусанина и захотели выведать у него местонахождение царя Михаила Федоровича. Сусанин был подвергнут жестоким пыткам, но не выдал места убежища царя и был замучен поляками и литовцами «до смерти». Бытует также версия о том, что он стал их проводником, но повел не к царю, а далеко в чащу леса к болотам.


Поляк-мемуарист Самуил Маскевич потом рассказывал, что его отряд направлялся в Москву. Вот его свидетельство: «Мы поймали старого крестьянина и взяли его проводником, чтобы не заблудиться и не набресть на Волок, где стоял сильный неприятель. Он вел нас в одной миле от Волока; ночью же нарочно повернул к сему месту. Уже мы были от него в одной только версте: к счастью, попался нам Руцкий, который в то время, проводив товарищей, вышедших из столицы к пану гетману, возвращался под самыми стенами Волока на свои квартиры в Рузу, где стоял с казацкою ротою. От него узнали мы, что сами идём в руки неприятелю, и поспешили воротиться. Проводнику отсекли голову, но страха нашего никто не вознаградит».


Только Маскевич был не поляком, а литовским офицером. Он участвовал в походе и находился вместе с Александром Гонсевским в Московском Кремле. И, да, он описал случай, в точности изображающий подвиг Сусанина, но он относил происходившее к марту 1612 года.


На самом деле, официальная версия подвига Ивана Сусанина была идеологически и историографически оформлена в правление императора Николая I. А критике она была впервые подвергнута в статье историка Н. И. Костомарова «Иван Сусанин», опубликованной в журнале «Отечественные записки» в феврале 1862 года.


Иван Сусанин, или Жизнь за царя. Литография 1862 года


В истории Сусанина достоверно только то, что этот крестьянин был одною из бесчисленных жертв, погибших от разбойников, бродивших по России в Смутное время; действительно ли он погиб за то, что не хотел сказать, где находился новоизбранный царь Михаил Федорович, – это остается под сомнением… По случайному сближению, то, что выдумали про Сусанина книжники наши в XIX веке, почти в таком виде, в XVII веке, случилось на противоположном конце русского мира, в Украине. Когда, в мае 1648 года, гетман Богдан Хмельницкий гнался за польским войском под начальством Потоцкого и Калиновского, один южнорусский крестьянин, Микита Галаган, взялся быть вожатым польского войска, умышленно завёл его в болота и лесные трущобы и дал возможность казакам разбить врагов своих” (НИКОЛАЙ КОСТОМАРОВ, историк)


Подвиг Ивана Сусанина был также критически рассмотрен в исследованиях русского историка С. М. Соловьева, который считал, что того замучили «не поляки и не литовцы, а казаки или вообще свои русские разбойники». После изучения архивов он доказал, что никаких регулярных польско-литовских войск в тот период поблизости от Костромы не было.


А если серьёзно, укоренившаяся легенда о «спасителе царя Сусанине» явственно отдает некой извращенностью. Очень многие слыхом не слыхивали о реальных борцах с интервентами, немало сделавших для России, – о Прокопии и Захаре Ляпуновых, Михаиле Скопине-Шуйском. Зато о мифическом «спасителе царя» наслышан каждый второй, не считая каждого первого”. (АЛЕКСАНДР БУШКОВ, писатель)


Источник: “https://operkor.wordpress.com/2021/01/04/укоренившаяся-легенда-о-спасителе-с/”