Актюбинский хром и Дональд Трамп

Свободный перевод статьи Марка Чампиона, Bloomberg(https://www.bloomberg.com/news/features/2018-01-11/how-a-trump-soho-partner-ended-up-with-toxic-mining-riches-from-kazakhstan)
Зеленый дым "окрашивает" ландшафт пригорода Актобе, центра горной промышленности Центральной Азии,и который в одиночку производит одну треть всего хрома в мире,важнейшего ингридиента в производстве нержавеющей стали.
Местные жители жалуются, что летом воздух становится таким ужасным, что невозможно дышать. Тем временем, промышленные отходы продолжают загрязнят местные грунтовые воды.
Все проблемы начинаются от «Актюбинского завода хромовых соединений»(АЗХС), комплекс, построенный еще в эпоху Хрущева. Завод имеет промышленную зону с огромным плавильным заводом и одновременно, является одним из самых лакомых частных кусков со времен распада Советского Союза.
В некотором смысле, это типичный случай для постсоветского капитализма в СНГ: государственные активы, купленные за гроши у рабочих завода. Сами рабочие говорят, что они были обмануты во время приватизации, в то время как бизнесмены, замешанные в этом деле, сказочно обогатились.
Это банальная для стран СНГ история, имеет своё неординарное продолжение: история, начинается от северной границы Казахстана с Россией, и офшорных финансовых центров Карибского моря, Лондона и вплоть до собственности самого Дональда Трампа в Манхэттене.
История того, как активы бывшего СССР, плавно перетекли в собственность президента США, была в центре внимания, начиная с предвыборной компании  Дональда Трампа. По одной из версий, одного из оппонентов Трампа, восхищение  Дона Трампа к Владимиру Путину имеет, вполне,  материальный  характер, но  сам Трамп эти намеки отрицает.
Тем не менее, но гнев президента, не останавливает специального советника Роберта Мюллера, от расследования дела о замешанности девелоперской компании, совместно с которой, Трамп выстроил свой скандально известный отель «Trump SoHo». И дело с миллионами, полученные от завода в Актобе, может существенно заполнит пробел в расследование этого дела.
Нет никаких прямых доказательств денежных связей между Трампом и Путиным. Есть, лишь, финансовые документы, показывающее не самую большую щепетильность будущего президента США при выборе бизнес партнеров и денежных средств, идущих из России и других стран СНГ. Именно, на 24-этаже "Трамп Тауэра" расположена компания «Bayrock Group», основанная «крестным отцом» актюбинского хрома Тефик Арифом (имя при рождении Тофик Арифов), уроженцем славного города Джамбул(ныне Тараз). Именно деньги актюбинского завода помогли ему стать бизнес партнером Дона Трампа, при совместном строительстве «Trump SoHo» («Произведение искусства», -Дональд Трампа).
Точно неизвестно, сколько именно, актюбинских денег перетекло в «Trump SoHo» и в другие проекты Дональда Трампа под эгидой «Байрока». Так, например, в деле бывшего финдиректора «Байрока» Джоди Криса против Арифа, есть информация, что как минимум $10 миллионов были вложены в уставной капитал«Байрока» родным братом Арифа. И как говорят, «он имел прямой доступ к денежным счетам «АЗХС», но откуда бы,они не приходили, компания «Байрок» являлось, лишь простым каналом, скрывающий истинный источник поступления денег», но после, того как суд постановил, что часть информации была добыта ненадлежащим образом, Крис внес существенные поправки в свое заявление и в своем последнем заявление, отказался от ссылки на брата Арифа и на«АЗХС». В 2016 году, судья утвердил, что в дальнейшее разбирательство дело будет идти на предмет рэкета и нарушений других законов, не связанных с Арифом. Сам Ариф, через пресс-службу «Байрока», отказался комментировать эти заявления.
(From left) Eric Trump, Tevfik Arif, Donald Trump Jr., Ivanka Trump and Donald Trump attend the Trump SoHo press conference at the construction site on Sept. 19, 2007.
Даже в самом Актобе, никто не знает конечных бенефициаров завода, который экспортирует важнейшие элементы для антикоррозийных красок, примерно в 30 стран мира. Даже, официальный представитель завода, Руслан Ким не знает, кто владеет актюбинским заводом. Но есть очень мало сомнений в том, что конечным бенефициаром завода является брат Арифа - Рефик, владеющий контрольным пакетом акций завода, начиная с 1990-х годов, когда эта «звездная пара» начала вести бизнес с тремя другими звездными товарищами, более известными в Казахстане как «Тройка»- Машкевич, Шодиев и Ибрагимов. Сегодня, «Тройке» принадлежит большая часть казахстанской металлургической промышленности, в том числе плавильного завода,находящегося рядом с «АЗХС». Согласно аудиторскому отчету за 2016 год, основными акционерами «АЗХС» являются четыре фиктивные компании. Согласно «Панамагейт», три из них зарегистрированы на Виргинских Островах и в свою очередь, также имеют подставных хозяев, один них Полат Али, племянник Тефика Арифа. В 2011 году были слиты документы от лондонской фирмы «Hamels Consultants»(фирма, занимающееся офшорными делами Арифа), согласно которым, вся годовая прибыл(44 миллионов долларов за 2008) от хром завода шла в организацию «BVI», принадлежащее Рефику Аруфу. Пресс-служба «Hamels Consultants» отказались комментировать эти данные. Затем, часть прибыли от хром завода была перенаправлена в «Байрок», путем выдачи кредита от неизвестной лондонской компании. Например, в июне 2005, Тефик Ариф от лица «Байрок», занял у этой компаний 2 миллиона долларов под 6 процентов годовых, и до сих пор, не ясно, был ли погашен этот кредит. Пресс-служба «Bayrock» отказалась от комментариев.
Но, согласно докладу «Байрок» за 2007, Ариф являлся лишь одним из каналов по которому шло финансирование компании «Байрок». Другим каналом была многомиллиардная металлургическая империя «ENRC» и её председателя Александра Машкевича. Машкевич и его партнеры Патох Чодиев и Алижан Ибрагимов, прибыли в Казахстан в начале 1990-х годов, когда получили полный контроль над экспортом из металлургической промышленности.И когда эти активы были выставлены на приватизационный аукцион, большая «Тройка», была уже наготове. В начале 1996 года, у этих товарищей были проблемы с бельгийским судом, по делу отмыванию 55 $ миллионной взятки, но дело так и не было доведено до логической развязки. В 2007 году, их главное детище « Eurasian Natural Resources Corporation Plc», стала публичной, и вышла на Лондонский Фондовый Рынок. Но,прошло совсем немного времени, и компания попала в один из самых крупных скандалов, который когда-либо видел лондонский Сити. Расследование до сих пор имеет, очень большой охват, начиная от коррупции в Казахстане, заканчивая многомиллионными взятками ради покупки рудников в Африке. Член правления "ENRC", Кен Олиса, дала такую характеристику типу ведения бизнеса своей компании: «она является более советской, нежели западной». Естественно, пресс-служба "ENRC" отрицают все обвинения в коррупции, заявляя: «мы ведем политику абсолютной нетерпимости к взяточничеству и коррупции», но чудовищная «реклама» компании, сыграло свою черную роль, обрушив стоимость акции на рынке. И вот, спустя 6 лет, в 2013 году, большая "Тройка" вынуждена была свернуть листинг на Лондонской Фондовой Бирже и вновь стать закрытой компанией. Теперь «Eurasian Resources Group Sarl.» или просто«ERG», базируется в Люксембурге, составляя 4 % всей экономики Казахстана. Каким образом, большая часть природных ресурсов Казахстана, оказалась в руках, всего лишь нескольких частных бизнесменов ???
Этот же вопрос, мучает Ержана Досмухамедова, бывшего политика, критика президента Казахстана и коррупции в стране в целом: «Ни один уважающий себя финансовый институт, не пожмёт им руку (говоря о большой «Тройке»)». Юристы ERG отказались комментировать вопросы, связанные с коррупцией и взятками, называя их «смесью гнилых утверждении». В своем письме, они разъясняют свою официальную позицию, говоря, что прежде, чем попасть на Лондонскую Фондовую Биржу, компания прошла тщательнейшую проверку и лицензирование, включая самого Александра Машкевича. Пресс-секретарь «Байрока», Анджела Прюитт заявила, что Машкевич никогда не был партнером или инвестором фирмы, но, она не смогла объяснить, почему в 2007 году, компания «Байрок» (при поддержке ENRC) назвала его своим стратегическим партнером.
Во многих отношениях, Александр Машкевич представляет собой, очень редкий вид финансового магната.
В советское время он был профессором филологии и общался с некоторыми из самых видных писателей в Центральной Азии. Его брат стал дирижером с мировым именем. Александр вырос в семье представителей интеллигенции, вспоминает Замира Сыдыкова, выросшая вместе с Машкевичем в Кыргызстане. Он всегда помогает своим близким и друзьям, никого не забывая. Замира Сыдыкова, видный журналист и бывший посол Кыргызстана в США, отказалось комментировать бизнес дела Александра Машкевича, сославшись на то, что сама она мало, что может сказать по данному вопросу. Но, лоббированием в сфере политики в Центральной Азии, мало кого удивишь, признается она: «Чем проблема? Вы не сможете вести бизнес в ЦА, без связей во власти»- говорит она, комментируя слухи о якобы, близких отношениях между Машкевичем и Назарбаевым, отношения, которые сам Машкевич, упорно отрицает.
Леди Лара Сегодня, Тефик Ариф и Машкевич наслаждаются атрибутами роскошной жизни. Ариф живет в Порт-Вашингтоне на Северном берегу Лонг-Айленда. Машкевич, израильский гражданин с 1990-х годов, имеет дома в нескольких странах, включая Лондон, а также собственность стоимостью около 30 миллионов долларов возле Букингемского дворца. Он владеет супер яхтой, длиной 99 метров - «леди Лара». По данным Блумберга, Машкевич стоит не менее $ 1 млрд.
Но далеко не всем так повезло в жизни, как большой "Тройке". В Хромтау, в пыльном горном поселении в 60 милях к востоку от Актобе, Наталья Иванова вспоминает, как в июле 1999 года ей было приказано продать свою небольшую долю в прибыльной хромовой промышленности Казахстана. Согласно, госпрограмме ваучерной приватизации, 10 процентов акций «Казхром», (компании, которая включала в себя месторождение хрома, принадлежащее «Тройки») и два плавильных завода, были выделены для работников завода.
В один прекрасный день пришел мой босс и сказал: «Если хочешь продолжать работать здесь, то, ты должна отказаться от своих акций », - рассказывает Иванова.
Схожую историю рассказывают ее соседи: им дали три дня, а затем автобусы отвезли их в штаб-квартиру «Казхрома» в Актобе, где им было приказано отказаться от своих прав на акции завода.
Сама Иванова сохранила копию договора купли-продажи. Договор показывает, что она передала свои акции компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. Цена, которую она заплатила - эквивалент 4 долл. США за акцию или всего 316 долл. США, в то время как, общая стоимость всех выпущенных акции «Казхрома» на тот момент, составляло около 2,25 млн. долл. США.
Неясно, кому принадлежит ныне несуществующая компания «BVI Essex Commercial Corporation». Но держа в уме, тот факт, что менеджмент шахты работал на «Тройку» в то время, то рабочие полагают, что это был один из «Тройки». Когда, восемь лет спустя «ENRC» вышли на Лондонскую Фондовую Биржу, то стоимость ее акции была оценена в 6,8 млрд. фунтов (или 13 млрд. долларов). В то время, более половины общего дохода «ENRC» приносил один только «Казхром», чья доходность оценивалась в миллиардах долларов. Связи с этими новостями, сотни работников шахты Хромтау объединились для найма адвоката Бахтыгула Канатова. Как сам признается адвокат, на него была оказана огромное давление и что правительственные чиновники пытались подкупить его, чтобы он отказался от искового заявления, которое он подал ради получения компенсаций. Когда он отказался, полиция арестовала его по поводу фальшивого несчастного случая на автостоянке и сказала, что ситуация может значительно ухудшится, если он не откажется от дела, признается Бахтыгул Канатов. Канатову пришлось закопать «топор войны» и отказаться от этого дела: «Один из самых худших моментов в моей жизни», - говорит Бахтыгул Канатов.
Все то, что было потеряно правительством Казахстана, казахстанскими акционерами и налогоплательщиками, было получено «Байроком» и другими, гораздо более крупными иностранными получателями денежных средств, извлеченных из богатой природными ресурсами страны. По данным одного исследования, за период с 1995 по 2005 год из страны ежегодно уходила за бугор, более четверти всего ВВП казахстанской экономики Нет никаких прямых доказательств, что фирма Дональда Трампа нарушало законы, работая с «Байроком». И все же, как сказал бывший заместитель премьер-министра Казахстана Балташ Турсунбаев, это было ошибкой и что сам Дональд Трамп, ради законности и прозрачности, обязан сам провести расследование дел своих бывших деловых партнеров.
«Кто были эти люди, с которыми вы вели общие дела ?» - вопрошает Балташ Турсунбаев у Дональда Трампа.
Статья написана совместно с Марком Холлингсвортом